персональный взгляд на мир
Быстрая регистрация

Dr.BoT
© Sufix.ru 2007-2011
При использовании новостей с сайта,
прямая ссылка на Sufix.ru обязательна
Оставить отзыв

Партнеры и реклама:

Если вы заинтересованы в размещении рекламы — напишите нам через форму обратной связи

Новостные материалы предоставлены
агентством Новый Регион


Главная  В мире  Молдавия-Приднестровье: объединиться нельзя разъединиться

 В мире:

Молдавия-Приднестровье: объединиться нельзя разъединиться

Молдавия-Приднестровье: объединиться нельзя разъединиться 05.11.08

Кишинев, Ноябрь 05 (Новый Регион, Алексей Каноник) – Молдавия и Приднестровье, которые реально существовали в качестве одного государственного образования только в составе союзной республики во времена СССР, после распада последнего никак не могут объединиться в одно целое на протяжении вот уже 17 лет.

Но парадокс ситуации, о котором мало кто задумывается, заключается в том, что, даже если они захотят разъединиться, они тоже не смогут этого сделать, говорится в редакционном комментарии газеты «Молдавские ведомости», передает «Новый Регион».

«Объединиться нельзя разъединиться» – эта фраза звучит для Молдавии и Приднестровья, как приговор «Казнить нельзя помиловать». И если в каком-то месте этой фразы когда-то и будет поставлена запятая, то сделано это будет не в Кишиневе и не в Тирасполе.

«Если отрешиться от пропагандистской и дипломатической трескотни, то выясняется, что приднестровское урегулирование никому не нужно – ни Воронину, ни Смирнову, ни Москве, ни Бухаресту, ни Киеву, ни Брюсселю с Вашингтоном. А раз нет заинтересованности в компромиссе, то откуда взяться решению?», – задается вопросом газета.

Политика Воронина в отношении Приднестровья исключительно прямолинейна и примитивна: регион должен «вернуться» («реинтегрироваться») в состав унитарного Молдавского государства на условиях подчинения Кишиневу.

Воронин хочет посадить своего ставленника в Тирасполе и подмять под себя весь экономический потенциал региона, как он уже сделал это со всей политической системой и со всем бизнесом на правом берегу. Ясно, что его мечтам не суждено сбыться. Тираспольские политики и бизнесмены, конечно же, на такую капитуляцию не пойдут.

Компромиссом могло бы стать создание нового, общего Молдавского государства, предположительно, на федеративной основе. Но Воронин на такой компромисс не согласен.

Воронину нужно без конца имитировать переговорный процесс с Приднестровьем без того, чтобы он когда-нибудь вышел на какую-нибудь финишную прямую.

Именно этим объясняются такие откровенно провокационные действия Воронина, как его печально знаменитый «мусорный спич» на цынцаренской свалке и совсем свежая поездка в Коржова с явным расчетом на то, что его, и прихваченного вместе с ним Митрополита Владимира (последний, наверняка, не горел желанием лезть вместе с президентом на рожон, но, видно, некуда было деваться) не пустят в Приднестровье. Что и случилось.

Если приднестровское урегулирование не нужно Воронину, то его тираспольскому визави оно подавно не нужно. Некоторые западники полагают, что если поменять «плохого сепаратиста» Смирнова на какого-то более покладистого, то приднестровский вопрос решится. Но это наивные расчеты.

Не меньше, чем власти в лице Воронина, реальная интеграция Бессарабии и Левобережья в границах бывшей Молдавской ССР не нужна и кишиневской оппозиции, в особенности, ее прорумынской части, а именно она сегодня доминирует на оппозиционном поле.

Лидеры этой оппозиции и обслуживающее их многочисленное сообщество финансируемых Западом профессиональных «транснистрологов», справедливо, в общем-то, утверждают, что Молдавия не может одновременно проводить два процесса – европейской интеграции и территориальной реинтеграции, что эти процессы во многом противоречат друг другу, и что кишиневской политической элите нужно определить для себя, какой процесс она считает приоритетным. И она определилась: абсолютным приоритетом и Воронин, и оппозиционеры объявили интеграцию европейскую.

В таких условиях, пророссийское Приднестровье, с его застывшими в прошлом социальными и политическими институтами, во многом объективно является тормозом на пути движения Бессарабии в Европу. Более того, если Воронин еще хотел бы «реинтеграции» Приднестровья в форме его капитуляции, то большинству оппозиционеров и этого не нужно.

Эти оппозиционеры рассматривают Приднестровье, как гирю на ногах у Бессарабии, мешающую ее ускоренному движению в сторону Запада. И они готовы эту гирю «отпилить», окончательно отказавшись от Левобережья.

После того как Воронин встретился в августе с Дмитрием Медведевым и Смирновым, представитель Европейского союза в Молдавии Кальман Мижей назвал «аморальными» попытки решить приднестровский вопрос в формате «2+1», а не «5+2», а ветеран американской дипломатии Уильям Хилл, имеющий репутацию главного куратора Приднестровья со стороны ЦРУ, специально прилетел в Кишинев и Тирасполь, чтобы объявить: Запад не потерпит такого решения проблемы, которое не будет учитывать его, Запада, интересы.

Эти необычные для дипломатов заявления Мижея и Хилла раскрыли, кто диктует Воронину то, как он должен себя вести. Казалось бы, США и ЕС, которые имеют на переговорах статус наблюдателя, должны просто сидеть в сторонке, наблюдать и не вмешиваться в происходящее, но они решили открыто выйти на авансцену, чтобы выбить из головы Воронина даже мысль о возможных сепаратных сделках с Тирасполем и Москвой за спиной Вашингтона и Брюсселя.

То, что при этом и ОБСЕ, и Украина, которые имеют статус посредников, то есть выше, чем у США и ОБСЕ, будто набрали в рот воды, тоже стало для Воронина прозрачным намеком на то, кого ему следует слушаться. И он слушается.

«После августовских событий вокруг Грузии и признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, Молдавия и Приднестровье стали очередным местом, где столкнулись геополитические интересы Запада и России. Запад делает все возможное, чтобы не допустить приднестровского урегулирования на условиях России – а такими условиями западники считают федерализацию с распространением российского влияния не только на Приднестровье, но и на всю Молдавию. Россия же, не имея политических рычагов влияния на кишиневскую власть, как минимум, не намерена упускать свой почти полный контроль над Приднестровьем. Заложниками этого геополитического противостояния, как это ни печально, остается население, проживающее на той территории, которая когда-то называлась Молдавской ССР», – пишет газета.

При том, что Бессарабия и Левобережье не могут объединиться в общее государство, они, как это ни странно, не могут и окончательно оформить между собой «развод». Этого не хочет Воронин, который мечтает о том, что когда-нибудь именно он будет контролировать территорию Левобережья и тамошний бизнес.

Этого не хочет Россия, которая использует Приднестровье в качестве якоря, который помогает ей удерживать всю Молдавию от окончательного дрейфа в сторону ЕС и НАТО.

Этого не хотят ЕС и НАТО, которые полагают, что когда-нибудь им удастся «демократизировать» Приднестровье, переформатировать сознание и историческую память приднестровцев, дожать их, присоединить к Бессарабии и все это вместе окончательно вырвать из орбиты России и включить в состав ЕС и НАТО.

Но даже если Запад и Россия решатся на юридическое оформление фактического распада Молдавии, сделать это будет не так-то просто. К примеру, где должна проходить граница между Молдавией и Приднестровьем? До создания в 1940 году Молдавской ССР все было ясно: по Днестру.

Но как сейчас провести границу по Днестру? Что делать с Бендерами? Что делать с молдавскими селами-анклавами на левом берегу? Проводить обмен территориями? А люди согласятся на это? А что делать с гагаузами? Или с болгарами? Куда их деть? Тоже присоединить к Румынии? А они захотят?

А что делать с украинцами на севере Молдавии? Они куда захотят пойти – в Румынию или в Украину? Наконец, что делать с самим Приднестровьем? Быть ли ему независимым? Или присоединиться к Украине? Или выступить в роли второй Калининградской области России?

«В поисках ответов на все эти вопросы головы должны ломать представители Запада и России. Потому что именно они являются субъектами той геополитической игры, которая ведется вокруг Молдавии и Приднестровья. Сами молдаване с приднестровцами являются объектами геополитики. Они тут вообще ни при чем. Но, увы, и большие дяди из Вашингтона, Брюсселя и Москвы, как и их подопечные из Кишинева и Тирасполя, договариваться не хотят. Более того, все указывает на то, что противостояние между ними будет только нарастать. Большие дяди убеждены в том, что бесхозных территорий в мире быть не должно, и каждый из них пытается включить бывшую МССР в свое «хозяйство». Они еще долго будут «бодаться» между собой. А страдать, как всегда, будут и дальше те, кто на этой «бесхозной» территории проживает. Паны дерутся – у холопов чубы трещат», – заключают «Молдавские ведомости».