персональный взгляд на мир
Быстрая регистрация

Dr.BoT
© Sufix.ru 2007-2011
При использовании новостей с сайта,
прямая ссылка на Sufix.ru обязательна
Оставить отзыв

Партнеры и реклама:

Если вы заинтересованы в размещении рекламы — напишите нам через форму обратной связи

Новостные материалы предоставлены
агентством Новый Регион


Главная  Технологии  АПЛ «Нерпа» создана «на костях» «Пантеры»

 Технологии:

АПЛ «Нерпа» создана «на костях» «Пантеры»

АПЛ «Нерпа» создана «на костях» «Пантеры» 22.11.08

Владивосток, Ноябрь 22 (Новый Регион, Ольга Радько) – Атомная подводная лодка (АПЛ) «Нерпа» – уже пятнадцатый корабль проекта 971, и строительство его на верфи Комсомольска-на-Амуре в силу разных обстоятельств растянулось на долгие восемнадцать лет. АПЛ «Пантера» строилась на «Севмаше» и была седьмой по счету, сообщает «Российская газета».

С экипажем и сдаточной командой многоцелевой подводной лодки проекта 971, построенной в Северодвинске, корр. «РГ» провел в море всего семь суток. В лодке – битком.

Сам собой возникает вопрос: зачем так много гражданских специалистов на лодке, проходящей государственные испытания? Ведь люди вынуждены неделями ютиться по 8-10 человек в трехместной каюте, и это еще считается «хорошо устроились». Основная масса днюет и ночует прямо на боевых постах, постелив матрац на палубу или соорудив так называемые «самолеты» – подвесные фанерные щиты. А у команды первого отсека самые ходовые спальные места – под боком у торпед и подле других, не менее «экзотичных» изделий, поименовать которые по известным причинам не могу.

Об этой больной проблеме еще на берегу обстоятельно говорили с главным в ту пору строителем «Севмашпредприятия» Юрием Гречковым, а в море диалог продолжился с его заместителем, ответственным сдатчиком этого, как принято говорить, «заказа» Виктором Сорокиным. Оба они признавали, что эту практику надо решительно пересматривать, наладку механизмов корабля и систем вооружения производить преимущественно в стенах завода. А если и посылать людей в море для испытания систем в боевом режиме, то это должна быть небольшая группа специалистов-универсалов с надлежащим опытом и обширными практическими знаниями. Сейчас же нередко случается, что к одному насосу приставлено по два наладчика.

– Пусть не покажется странным, – убеждал корр. «РГ» Гречков, – но все это от нашей бедности. Заводы-поставщики ориентированы, как правило, на мелкосерийное производство, а некоторые новые системы и механизмы выпускаются и вовсе в единичных экземплярах. Необходимых стендовых испытаний, предварительной оценки совместимости различных систем не проводится – все это ложится на наши плечи. И на какое-то время подлодка вынужденно превращается в испытательный стенд...

В этих словах был, безусловно, резон, но нельзя пройти и мимо фактов другого рода. Они ярко высветились в день, на который была назначена стрельба ракетоторпедами комплекса «Гранат».

Параметры глубины, выдаваемые с датчиков на пульт оператора, не соответствовали реальным показаниям глубиномера. Предстартовую подготовку боевая информационно-управляющая система (БИУС) остановила буквально за семь или восемь секунд до времени «Ч».

Когда стали разбираться в причинах, вскрылся поразивший факт. Регулировочный винт на датчике остался недовернутым, а подложенную для страховки... спичку (да, обыкновенную спичку!) решили, видимо, использовать по прямому назначению. Или она просто выпала...

Командир на разборе не сдержался: – Зачем возим такую прорву людей, если они нисколько не беспокоются с вечера, чтобы утром все было на «товсь»?

Легкая встряска, видимо, подействовала. При второй попытке все прошло по штатной схеме, и командир торжественно объявил по общекорабельной трансляции:

– Сегодня «Пантера» первый раз показала зубы. Выпущенное изделие достигло заданной точки без замечаний...

В декабре 2001 года корр. «РГ» вновь оказался на «Севмаше». В присутствии Владимира Путина, тогда президента и Верховного главнокомандующего, поднимали гвардейский Андреевский флаг на атомной подводной лодке К-335 «Гепард». Впервые за шесть последних лет военный флот России получал новый боевой корабль.

«Гепард» не просто венчал серию из четырнадцати многоцелевых АПЛ 971-го проекта, которые с 1980 года строились на военных верфях Комсомольска-на-Амуре и Северодвинска. Поскребыш из «семейства кошачьих» по многим тактико-техническим характеристикам и возможностям боевого применения уже тогда мог быть отнесен к кораблям четвертого поколения, которые еще только проектируются и строятся. И в этом смысле он – первенец.

Детище питерских конструкторов и северодвинских корабелов не без оснований называли самой совершенной подводной лодкой ВМФ России с точки зрения скрытности плавания.

В мажорной обстановке того праздника, вполне заслуженного корабелами и моряками, нашлось место и разговору «по душам». Друзья и старые знакомые не стали скрывать печального факта: «Пантера», а за ней и «Тигр», построенный по тому же проекту на четыре года позже, выведены из боевого состава и поставлены к набережной «Севмаша» для серьезного ремонта.

Как оказалось, обездвиженная «Пантера» уже третий год отирала бока у заводского пирса – приведена в Северодвинск на буксире. «За ноздрю», как здесь выражаются. До этого, рассказывали, провела успешно две боевые службы и одну поисковую операцию.

А дальше случилось то, что случилось. На «Пантере» вышла из строя аккумуляторная батарея. И когда стало точно известно, что лодка идет в заводской ремонт, с нее стали снимать все, что можно и нельзя. Описывая, в каком раздрае корабль возвращен на завод, не могли сдержать эмоций даже видавшие виды инженеры: «Варварство – по-другому не скажешь».

Долгое время «Пантера» и «Тигр», исключенные из состава сил постоянной боевой готовности Северного флота, пребывали в ожидании, когда же, наконец, «Севмаш» и соответствующее управление в главном штабе ВМФ договорятся: ремонт какой сложности необходимо проводить и, главное, на чей счет относить непредвиденные затраты.

А вопрос не шуточный – потребность в замене аккумуляторной батареи, выведенная из строя турбина, сложные неполадки в ракето-торпедном комплексе не укладываются в объемы так называемого поддерживающего и даже среднего ремонта. Созданная по устоявшейся схеме комиссия из представителей промышленности и флота, как всегда в таких случаях, персонифицировать ответственность не стала, разложив ее на обе стороны.

Тут невольно задаешься вопросом: а не накладны ли такие игры для государства? Шесть-семь лет (а в случае с «Нерпой» – все восемнадцать) строить атомную подводную лодку, потратить из бюджета полмиллиарда долларов – и для чего? Чтоб через два-три года, проведя две поисковых операции и всего одну боевую службу, поставить корабль к стенке, как это случилось с «Пантерой» и «Тигром»? О каком коэффициенте боевого использования в таком случае говорить?!